February 10th, 2016

Недобросовестный бизнесмен Варшавский

Бизнес-империю Варшавского «Эстар», основу которой составляли металлургические предприятия в разных регионах России и Украины , Русская Свинина и другие разрушил кризис.

Он больше не мог обслуживать валютный долг, составлявший до полутора миллиардов долларов. Большинство его предприятий перешло под контроль одного из лидеров отрасли, «Мечела», который спас большинство из них от остановки и сохранил рабочие места в уральских моногородах.

до конца апреля 2010 года под арестом был даже находящийся в Москве офис «Русского агропромышленного треста». Он располагался в помещениях, принадлежащих лично Варшавскому, а он, напомним, был поручителем по кредитам, которые не смог выплатить «Эстар».

Впрочем, ключевой сюжет в судебной эпопее Варшавского — все же металлургический. Сможет ли Варшавский вернуть хотя бы часть активов прежде, чем закроет долги перед «Мечелом» и банками?

Первое и главное, что пока удалось сделать, — перекупить у «Мечела» корпоративного юриста Светлану Линенко. Она, во-первых, профессионал, а во-вторых, хорошо знает внутреннюю кухню прежнего работодателя, ставшего оппонентом.

История разлада между Варшавским и «Мечелом» вкратце такова. Летом 2013 года, когда истекал срок возврата займа, было объявлено, что Варшавский возвращается в металлургический бизнес и намерен выкупить у «Мечела» часть ключевых активов «Эстара», в том числе Донецкий электрометаллургический завод (ДЭМЗ) и Ростовский электрометаллургический завод (РЭМЗ). Предполагалось, что для этого будет выплачена часть долга. Однако, как сообщали «Ведомости», на конец 2013 г. долг «Эстара» перед «Мечелом» составлял $861 млн и в консолидированной отчетности лидера отрасли фигурировал как безнадежный.

ДЭМЗ, который перестал работать еще до начала войны на востоке Украины, за долги перешел под контроль «Альфа-групп», а позже был выкуплен «Мечелом». Формальным собственником стала кипрская компания Daveze Ltd. Предполагалось, что Варшавский выкупит ее акции за символические 2000 евро, а параллельно «Эстар» закроет 81 миллион долларов долга перед «Мечелом». Первая часть сделки была выполнена, а вторая — нет.

Вместо того чтобы платить деньги, Варшавский обратился в суд. Мол, я же заплатил 2000 евро, кипрская компания, а с ней и ДЭМЗ должны принадлежать мне. Конечно, реальную стоимость неработающего предприятия на территории с неясным юридическим статусом оценить затруднительно, но она явно выше, чем средний чек в дорогом московском ресторане. Правда, судебный поход Варшавского окончился неудачно. Сначала рассматривать иск отказался Савеловский районный суд, сочтя, что хозяйственный спор — компетенция арбитража. Но и Арбитражный суд Москвы, и 9-й апелляционный суд решили, что не могут разрешать спор о праве собственности на иностранную (кипрскую) компанию, владеющую иностранным (украинским) активом. Правда, в декабре прошлого года кассационная инстанция отменила решения нижестоящих судов, на что «Мечел» пожаловался в Верховный суд, а значит, история будет иметь увлекательное продолжение.

Контроль над РЭМЗ Варшавский все же вернул (правда, завод теперь принадлежит не самому предпринимателю или «Эстару», а некоей голландской компании «Атрикс Б.В.»). Но Варшавский занимает должность генерального директора, что позволяет ему в ручном режиме координировать противостояние с «Мечелом».

Например, в августе прошлого года Варшавский направил председателю совета директоров уральского холдинга Игорю Зюзину письмо (которое можно назвать открытым, потому что тезисы были растиражированы рядом СМИ), в котором фактически обвинил «Мечел» в целенаправленном банкротстве шести металлургических и трейдерских компаний, входивших в группу «Эстар». По версии Варшавского, которую теперь отрабатывают в судах его многочисленные юристы, из «Мечела» по некоей схеме с использованием механизма поручительства было выведено более 800 миллионов долларов. В финальном абзаце письма Варшавский призывает Зюзина «восстановить права кредиторов, трудовых коллективов и акционеров «Мечела».

Но, как показывает арбитражная практика, реальная цель тут, скорее всего, другая. Юристы Варшавского добиваются, чтобы «Мечел» нес субсидиарную ответственность по кредитам, которые получали банкротящиеся предприятия. А попросту говоря, требует с него деньги. Например, по одному только эпизоду со Златоустовским металлургическим заводом «Мечел» якобы обязан выплатить РЭМЗу более 3,4 миллиарда рублей. Прекрасная идея — решить свои проблемы за счет того, кому ты должен многократно большую сумму.

Но историю банкротства компаний группы «Эстар» при этом никак не могут забыть фискальные органы и банки-кредиторы. Они, например, наверняка с интересом изучают историю ООО «Металлплат» — скромной дагестанской компании, которая умудрилась нарастить долг перед «Эстаром» до 5 миллиардов рублей. Притом что речь идет не о векселях, а о реальных, по данным «Эстара», поставках металла. Кстати, банкротное дело ООО ТД «Эстар» стало объектом изучения налоговой инспекции. Почему? Суды между Варшавским и «Мечелом» покажут.

Конечно, суды — нормальная часть деятельности любой крупной компании. Но в случае с Варшавским она, похоже, становится доминирующей. И это может оказать разрушительное воздействие на ситуацию в отрасли, и без того с трудом переживающей очередной российский кризис.